Форум клуба "35 дюймов": Лапландия-ЖЕСТЬ 2010 получилась !!

Перейти к содержимому

View Other Content



Search Articles



Recent Comments


Лапландия-ЖЕСТЬ 2010 получилась !! -----

сен 13 2010 05:09 | RacingBus  in Путешествия

Вот мой вариант отчета:
Красота и «ЖЕСТЬ» - совместимы!

Внедорожная экспедиция «Лапландия – ЖЕСТЬ» была организована АвтоМотоТурклубом «АЛЛУАЙВ» по просьбе Всероссийского внедорожного клуба «35 дюймов». Со времени своего основания в 1994 году АМТК «АЛЛУАЙВ» провел по Кольскому полуострову 84 внедорожные экспедиции (джип, эндуро, минералогические, научные, экологические, инфа на www.kolatrip.spb.ru ), так что с опытом организации и наличием трасс под различно подготовленные машины и мотоциклы все в порядке :-).
Наша основная цель при организации внедорожных экспедиций – с помощью полного привода показать людям красоту Кольского полуострова, рассказать о богатой истории этого удивительного края, древних легендах населяющих его людей, а так же прохождение интересной, сложной (без фанатизма) и многовариантной трассы без убийства машин.
С 2003 года АМТК «АЛЛУАЙВ» проводит внедорожные экспедиции туристического формата под названием «Лапландия» по Кольскому полуострову от Баренцева до Белого моря. В Южной части «Лапландии'2007» группа джиперов из Москвы и Великого Новгорода сдружилась и организовала Всероссийский внедорожный клуб «35 дюймов». Ребята провели несколько своих серьезных внедорожных экспедиций, что, однако, не мешало им каждый год участвовать в «Лапландии». По мере апгрейда машин и роста джиперского мастерства ребятам, уже изрядно насмотревшимся на красоты Севера в стандартных «Лапландиях», пришла в головы мысль усложнить трассу. Так в 2009 году родился проект «Лапландия-ЖЕСТЬ».
Участники экспедиции (пусть завидуют те, кто собирался, но не приехал :-)):
1 – экипаж Сергея и Насти Луневых из Москвы на TLC 80 (резина 35", лифта кузова нет, лифт подвески – 6 дюймов, 2 лебедки). Сергей – участник Южной части «Лапландии'2007» и Северной части «Лапландии'2008», Настя на Кольском впервые.
2 – экипаж Петра Русинова и Андрея Тахтаулова из Москвы на TLC 80 (резина 36", лифта кузова нет, лифт подвески – 6 дюймов, лебедка). Оба – участники Южной части «Лапландии'2007», Андрей откатал еще и Северную часть «Лапландии'2008».
3 – экипаж Алексея и Егора Лысенко из Великого Новгорода на Патриоте (резина 35", лифт кузова - 75 мм, подвески – 25 мм, лебедка). Алексей и Егорка (10 лет) – участники Южной части «Лапландий'2007 и 2009», Северной части «Лапланди'2008».
4 – Алексей Савин из Мурманска на Nissan Patrol 2007 года, резина 35", лифта подвески нет, лифт кузова – 80 мм, лебедка. Алексей – в офф-роуде Кольского недавно, участник Северной части «Лапландии'2010», опыт вождения на бездорожье Тверской и Московской областей.
В связи с небольшим количеством экипажей, а так же с тем, что в наиболее сложном этапе в Хибинах неизменная клубная техничка и эвакуатор – «Гоночный автобус» ГАЗ-66 физически не смог бы взять Умбозерский перевал вместе с остальными участниками (слишком узкая скальная полка на берегу горного озера), было принято решение снизить заявочные взносы и оставить ГАЗ-66 на боевом дежурстве в Кировске. В результате автор этих строк первые 4 дня экспедиции проехал штурманом в Патруле Алексея Савина, а последние 3 дня – в Патриоте Алексея Лысенко.
Маршрут разрабатывался с учетом пожелания не только усложнения трассы, но и прокладки его по красивым, знаковым местам. В целом маршрут проходил по центральной части Кольского по старым геологическим и лесовозным дорогам в зоне приполярной тайги, четырем из пяти тысячникам Ловозерского горного массива (Аллуайв - 1051 м, Кедыквырпахк – 1118,7 м, Ангвундасчорр, наивысшая вершина массива – 1120,6 м, Сенгисчорр – 1113,5 м), по ущельям и перевалам Хибин (Кукисвумчоррский перевал - 479,7 м, Умбозерский перевал – 527,2 м) с выходом на побережье Белого моря. С исторической точки зрения – это места обитания саамов – оленеводов, в XX веке – места индустриализации (Кировск, Ревда, Оленегорск).
Кольский полуостров после таяния ледника был заселен людьми сравнительно недавно. Наиболее ранние известные неолитические стоянки датируются вторым тысячелетием до н.э., этим же периодом времени датируются неолитические лабиринты, располагающиеся на берегах морей в Арктическом поясе Земли. Коренное население полуострова – саамы, оленеводы, рыбаки и охотники. Новгородцы начали освоение побережий Кольского полуострова в XI веке, занимаясь, в основном, рыболовством. В 60-х годах XIX века на Кольской земле поселилось несколько родов коми, спасающих свои оленьи стада от мора в Большеземельской тундре, вместе с коми на Кольском поселилось немного ненцев. К сожалению, летом нельзя познакомиться с бытом и работой оленеводов – это удел зимних снегоходных экспедиций в тундру. Летом олени на вольном выпасе, спасаясь от гнуса и оводов они уходят на труднодоступные участки побережий Баренцева и Белого морей, где пасутся, лижут на отливе соль и лакомятся ламинарией, которую штормами выбрасывает на берег.
Вся военная история сконцентрирована на Северо и Юго - Западе полуострова, где проходили кровопролитные бои по защите Мурманска и Кандалакши.
Основной особенностью климата на Кольском полуострове в летнее время являются резкие колебания температуры. При смене ветра с южного направления на северное температура воздуха за 6 – 8 часов может упасть на 20 градусов и снизиться от +25 градусов до +5, с сильным ветром, дождем, в горах – со снегом. Для джиперов это не всегда критично, но время от времени летом пешие туристы гибнут в Хибинах и Ловозерье от переохлаждения.
Маршрут:
1 день, 18 августа:
Этап «Кировск – Куэльпорр – брод через реку Куна – Кунское болото – река Печа» еще в трофи-марафоне «Арктик Трофи'97» получил название «Затерянный мир». Трасса этапа проходит от г.Кировска через живописное ущелье Хибин (здесь снималась одна из сцен фильма «Кукушка»), через Кукисвумчоррский перевал, мимо контрольно-спасательного пункта МЧС Куэльпорр, через броды озера Щучьего, по берегу озера Гольцового, по броду через реку Бассейная Куна, по старым лесовозным дорогам в предгорьях Хибин. Недалеко от ж/д станции Имандра трасса сворачивает на Север и идет под ЛЭП по болотам, полным крупных камней, до брода через реку Куна. Брод сложный, крупные камни на дне, сильное течение. Кунское болото практически ни одному экипажу с 1997 года не удавалось пройти без лебедки. Болото небольшое – метров 50 заболоченной лощины между двумя лесистыми возвышенностями, масса заросших колей, следы былых битв, лебедками выдернутые с корнями сосны. От Кунского болота до бивуака на реке Печа около 8 км каменистых и заболоченных дорог.
Стартовали 18 августа в городе Кировске возле небольшой гостиницы «Каскад» (где и заночевали прибывшие экипажи) в 12 часов дня. Поздно стартовали, ребятам, одуревшим от Московской жары, и в голову не пришло во время сборов взять достаточно теплой одежды и обуви, а в Кировске с утра 18 августа было +6 с бодрящим северо – западным ветерком и со свежим снегом на вершинах Хибин. Пришлось ждать открытия магазина и докупать снаряжение. Наличие рядом с гостиницей двух магазинов и большой площадки для машин делает это место удобным для стартов и промежуточных финишей наших экспедиций.
Склоны ущелья были почти скрыты низкими облаками, Куэльпорр встретил моросящим дождем. Воды в бродах Щучьего озера и в Бассейной Куне было относительно немного, прошли без проблем. Пообедали в предгорьях на берегу небольшого озера. Дорога до ЛЭП с постепенно увеличивающимся количеством камней послужила хорошей тренировочной трассой. В болотах под ЛЭП камни в болотах довольно большие, скрыты под водой, начались застревания, выдергивание машин вперед или назад, лебедки пока еще не разматываем. Долгое время мы с Алексеем на Патруле идем головной машиной, вариантов прохождения болот каждый раз минимум пара, правильный вариант проясняется либо когда ты успешно проехал болото, либо когда застрял и тебя объехали рядом. Как повезет, с виду все одинаково. После очередного застревания оказываемся с Алексеем замыкающими. Голос в рации: «Нет тут никакого брода, на берег озера выехали, разворачиваемся!». Корректирую ситуацию, отставить разворот, это и есть Кунский брод, в месте, где река Куна вытекает из озера.
Петина Тойота берет брод без проблем, Тойота Сергея в броде разувается, Лешу и Егорку на Патриоте течение сносит на перекат, глубоко, разъем Патриотовсих мозгов оказывается под водой. Петя извлекает Патриот из переката лебедкой. Сергею удается накачать колесо, внутри которого оказывается около 10 л воды (воду позже сливали в шиномонтаже, по асфальту больше 40 км/час ехать было невозможно), Патруля по крупным камням Тойота Сергея вытягивает на берег стропой. Андрея и Петю во время просмотра брода течение на скользких камнях сбивало с ног, полные телепузы воды, у Сергея отнюдь не теплая водичка хлюпает в болотниках. Стоящий на берегу рыбак не без интереса снимает нашу переправу на мобильный телефон.
Дорога до Кунского болота – как передышка. Взять болото (предварительно с пол часа топчемся по нему ногами) решаем в трех местах. Первым вязнет Патриот, у которого после утопления начинают глючить датчики, режимов работы двигателя, периодически оставалось только два режима работы – полный газ или вообще не едет. Петя взял правее всех, первым перебрался на лебедке и начал протаскивать Сергея, на Тойоте которого отказала передняя лебедка. Потом протаскивали Патриота, потом – в 2 лебедки и через блок тащили тяжелого Патруля. Итог штурма (не считая нескольких не совсем нужных в оффроуде оторванных брызговиков) - кончились передние лебедки на Тойоте Сергея и Патруле Алексея, у Пети лебедка мотает только в одну сторону. По дороге до бивуака уже в темноте еще несколько раз застревали и вытаскивали друг друга, пытались тащить машинами сухие деревья на дрова, но все эти якоря сначала благополучно засаживали машины в очередном болотце, лишая маневра, а потом отрывались. На место бивуака добрались в половине второго ночи, вымотанные до предела. Кемпинговый шатер и палатки ставили под проливным холодным дождем, что-то съели и рухнули спать.
2 день, 19 августа:
Печа – Оленегорск – Ревда. Маршрут не самый сложный.
Проснулись не рано, переменная облачность, сухо. Удалось просушить палатки. На берегу Печи поминаем Женю Ведерникова и Сергея Щербовича, погибших в броде во время разведки трассы «Арктик Трофи» 19 августа 1999 года. Воды мало, брод даже против течения берем на удивление легко. Пока после брода Леша меняет масло в двигателе Патриота, Алексей Савин и Егорка с увлечением предаются рыбалке. От брода до выхода на асфальт в районе Оленегорска около 20 км. Вариантов маршрута два – с болотами на ровном месте или с болотами на подъеме. Выбираю первый вариант – дело к вечеру, а поехать сегодня надо еще много. Болота сухие, проходим без остановки, даже не достаем фотоаппараты. А в «Лапландии'2007» здесь всего пара из двадцати экипажей прошла без лебедки. Как всегда – фотосессия на смотровой площадке Оленегорского карьера, по дну которого, как букашки, ползают 180-тонные самосвалы.
При выходе на асфальт обнаруживаем, что на Тойоте Сергея практически оторван от поворотного кулака поворотный рычаг. Из четырех шпилек одна вырвана полностью, на второй сорвана резьба. Подтягиваем, вовремя заметили. Ночуем недалеко от горняцкого поселка Ревда на берегу озера Форельего. Егорка и Алексей пытаются поймать рыбу, но, видать, не урожай. Перед отходом ко сну – массовая смена смазки в трансмиссии – у всех, за исключением Патруля, полные мосты эмульсии.
3 день, 20 августа:
Ревда – проход по четырем тысячникам Ловозерья – ручей Сенгисйок.
Дождя нет, и это уже радует. Алексей с утра съездил в Ревду и привез третьего члена нашего экипажа – Сергея, который выкроил от госслужбы пару дней для участии в экспедиции. В Ревде традиционно останавливаемся у памятника. На постаменте – лендлизовский Харрикейн, не дотянувший до своего аэродрома в 1943 году. Его нашли в 1989 году в тундре, пилот лежал рядом с самолетом и до этого момента считался пропавшим без вести. Пилота идентифицировали, приезжали родственники, Харрикейн восстановили и теперь это одна из достопримечательностей поселка.
От места, где в 50-е годы располагался Сталинский лагерь «Аллуайвстрой» начинаем подъем в горы. В облака входим на высоте около 700 м, но прохождение четырех тысячников в этот раз решаю не отменять. В последний раз экипажи «Арктик Трофи» провел по этому маршруту в 2001 году, экипажи «Лапландии» - в 2003 году. Трека нет, в те годы еще не записывал, да и проходили маршрут по вершинам только в хорошую погоду. Несколько раз плутаем, как ежики в тумане, сворачивая на тупиковые дорожки к брошенным буровым. Дорожки – часто это просто насечка гусеничными тягачами на камнях, следы едва читаются в облаках, частично присыпанные свежим снегом. Температура за бортом +2 градуса, бодрящий северный ветерок. Идем траверсом вершин, между Ангвундасчорром и Сенгисчорром выходим из облаков, открывается изумительный вид на священное саамское Сейдозеро. Вершины открылись, теперь осталось только подняться на Сенгисчорр, пройти по его плоской вершине и спуститься в глубокое ущелье ручья Тавайок, в этом ущелье 8 марта 2010 года погибли под снежной лавиной 4 из 6 участников лыжной группы из Белоруссии. Замысловатая старая геологическая дорожка круто спускается по отрогу, временами – по самому краю скальной стенки, метров 100 вертикали вниз. Спуск не простой, даже в хорошую погоду, в «Арктик Трофи» здесь из машин высаживали всех пассажиров, ГАЗ-66 на первой понижайке и заблокированными тормозами временами просто стаскивало вниз по сыпухе, оттормаживался, упираясь передними колесами в борта колеи, там, где это удавалось.
Спуститься с Сенгисчорра по хорошей погоде и посветлу удалось не всем. На середине подъема на Тойоте Сергея полностью отрывает рычаг от поворотного кулака. Совещаемся недолго. Кулак снят, экипажи двух Алексеев на Патриоте и Патруле уходят через Сенгисчорр в ущелье искать место для лагеря, забрав Настю и Андрея, а мы втроем на Тойоте Пети возвращаемся в Ревду для ремонта. При подъеме на Ангвундасчорр Тойота на 36 колесах садится в глубоком свежем снежнике, который удается пробить только с третьей попытки. Ремонтируемся в дружественном сервисе у бывшего соседа по гаражу – с 1991 по 2007 годы я жил в Ревде, с друзьями проблем нет :-).
Володя Цыпнятов, один из членов команды, в начале 90-х восстановившей Харрикейн, вытачивает ремонтные шпильки, перерезает резьбы в поворотном кулаке, вместо утраченных конусов я снимаю со своего старого моста УАЗовские. В 22.30 выдвигаемся в горы. Облака, темно, идем без трека – глюкнул мой навигатор. Ориентируюсь по памяти и по свежим следам на снегу. В 23.30 ребята начинают сборку узла, я здесь не нужен, пытаюсь немного вздремнуть в быстро остывающей кабине. В 23.50 трогаемся. Видимость – метров 10 перед капотом. Свет фар вязнет в облаках и дорога на камнях практически не читается. Навигатор чертит острием стрелочки по самому краю скальной стенки. Сергей отстал метров на 15 и потерял из виду наши фонари, просит по рации остановиться. Дороги не видно совсем. Приходится покинуть теплый салон и идти впереди машины, временами вставая на колени и читая на снегу, камнях и морене следы Патриота, там, где это возможно. Реально, идем почти по краю скальной стенки. Пронизывающий ветер, хорошо, что не идет снег, на заснеженном спуске машины просто не удержатся. Наконец-то выходим из облаков. Звонок по мобильному от Леши Лысенко – они не спят, слышат наши переговоры по рации, но до нас докричаться не могут.
Горная тундра как-то сразу сменяется чуть ли не джунглями. Ущелье глубокое, закрыто от ветров, дорога заросла молодым ивняком и березками, судя по всему с 2003 года здесь никто так и не ездил. Болота подсохли, но по паре раз вытаскиваем друг друга. Уставшим, в свете фар, нам не всегда удается выбрать правильную траекторию. Около 3-х часов утра. Свет фар освещает заросшую развилку, ребята повесили указатель к лагерю, объявляю по рации 3-х минутную готовность на прибытие в лагерь, продираемся через кусты и…. летим вниз. Перед лобовым стеклом – земля. Загорается аварийная лампочка давления масла. Петя дает газ, машина дергается куда-то вперед и потихоньку занимает горизонтальное положение. Ручей подмыл берег и мы рухнули в высохшее (радость-то какая :-)) русло. Сергей позже сказал, что наша Тойота немного покачалась, стоя на бампере, но не перевернулась вперед, а когда задние колеса коснулись обрыва и Петя дал газ - съехала вниз. Удалось развернуться, потом в 2 лебедки вытащили Петину Тойоту наверх. Процесс занял 40 минут, вся веселуха происходила в 50 метрах от лагеря, заросшую отворотку к которому мы проскочили в темноте. Ребята нас не слышали из-за шума ручья. Около 4-х часов утра что-то поели, чем-то слегка запили – и СПАТЬ!!!
4 день, 21 августа:
Ручей Сенгисйок – р.Пунча – р.Кица – берег Умброзера – п.Коашва – р.Тульок.
Встали не рано. Дневной маршрут изменили и укоротили, чтобы к вечеру доехать до предгорий Хибин. Частично прошли этап 1000 ручьев по предгорьям Ловозерья. Воды немного, но Патриоту Алексея удается найти хорошую засаду в броде через ручей Куфтуай. Мост разрушен, многие джиперы предпочитают объезд по полотну разобранной железки, но это же не спортивно!
Участок р.Пунча – р.Кица. Глинистые лужи подсохли, камней не очень много. За рулем тестирую Патруля, интересно, возникают идеи по повода лифта подвески. Обгоняем группу джипов, которые трясутся по шпалам. В Октябрьском фотографируемся у дома, послужившего декорацией лагерной конторы в фильме «Завещание Ленина». Едем по берегу Умбозера в предгорьях Хибин, любуемся Ловозерским массивом, раскинувшимся за озером. Жаль, что облака закрывают вершины и ущелье Тавайока, героически пройденное вчера.
5 день, 22 августа:
р.Тульок – р.Каскаснюнйок – пер.Умбозерский – Куэльпорр.
Утром прощаемся с Патрулем, Алексеем Савиным и Сергеем Мирошниковым – госслужба зовет. Пересаживаюсь штурманом в Патриот Алексея Лысенко. Дневной перегон небольшой, немногим более 40 км, но совершенно непонятно в каком состоянии болота и сколько времени займет штурм перевала. На навигаторе открываю трек зимних снегоходных маршрутов - Куэльпорр – Умбозерский перевал – р.Тульок – это основной маршрут, по которому уходим из Хибин в многодневные снегоходные экспедиции и по которому возвращаемся обратно. Перевал проходится (по треку, естественно) практически в любую погоду, включая ночь, туман и сильную метель.
Болота подсохли, но лебедку каждый экипаж разматывал раз по 5 минимум, не считая выдергиваний машин вперед или назад. Датчик положения дроссельной заслонки на Патриоте скис окончательно, несмотря на то, что разъем мозгов уже пару раз сушили спиртом, просушивали компрессором и пытались подчистить от окислов контакты. Режим работы двигателя "on – off" присутствует все чаще, и это по каменью и болотам.
Через болота пробились в зону приполярной тайги. Сегодняшний трек практически не отличается от снегоходного. В зоне лесотундры местами есть старая геологическая дорога, местами – поднимаемся по руслу ручья. Следы былых подвигов – вот на обочине изорванный в клочья об камни мудовый 35 Гудрич, вот вырванные вместе с креплениями амортизаторы. В зоне горной тундры из-за поворота каньона ручья наконец-то открывается вид на перевал. По камням, покрытым только лишайниками, следы предыдущих джип экспедиций не столько читаются, сколько угадываются.
Незадолго до перевала обгоняем группу пеших туристов. Невольно вспоминаю, как пару лет назад аналогичная встреча произошла на другой стороне перевала. Парковали машины, чтобы на перевал идти пешком. Подходят пешеходники и спрашивают:
- Вы кто?
- Туристы - отвечаю.
- А мы тогда кто?
Подбираемся к перевалу по россыпям крупных камней, боковые крены близки к предельным. Леша старается не раскачать Патриот на боковых уклонах, насколько это удается в режиме "on – off". Адреналин у всех членов экипажа Патриота стекает в ботинки вместе с холодным потом, экипажам обеих Тойот тоже было особо не до расслабухи.
Узкая скальная полка на берегу озера на перевале. Слева – скала, справа – озеро. Правые колеса уходят под воду по краю импровизированной насыпи из камней, набросанных участниками предыдущих экспедиций, водитель через пассажирское окно видит голубую бездну – цвет воды просто нереальный. Штурманы по одной проводят машины, кое-где приходится открениваться. Фото на память на перевале. За неимением флага клеим на шест наклейку «Школы Арктического Бездорожья».
На Куэльпорре неожиданно нас ожидает облом с баней. Баня в гостинице не работает, а баню МЧС на весь вечер оккупировали украинские джиперы. По причине усталости свою полевую баньку растапливать не стали, помылись в душе в гостинице, поужинали у камина в изумительной беседке на высоком берегу реки Кунийок (в народе – «Павильон прозрения истины») и завалились спать на кроватях с чистым бельем в уютной гостинице.
6 день, 23 августа:
Куэльпорр – Кировск – Октябрьский – заброшенный аэродром – район Ингозера.
Погода с утра не радует, но часам к 10 облака выгоняет из ущелья. Патриот совсем не едет, предпринимаем попытку реанимации датчика дроссельной заслонки. Реанимация с помощью отвертки, правильного камня (молоток был надежно погребен под снарягой) и WD40 на некоторое время принесла Патриоту облегчение, сумел доехать до УАЗовского магазина в Апатитах, где искомый датчик был куплен и заменен.
До заброшенного аэродрома добираемся без проблем. Все ребята здесь впервые, после предыдущих 30 км лесовозного мозготряса легко можно понять их восторг при виде асфальтовой взлетки длиной 2,3 км и такой же длины рулежки со стоянками. На асфальте рулежки надпись белой краской: www.VSE-4x4.ru. Такая же надпись была пару лет назад сделана на скалах мыса Кекурского на берегу Баренцева моря. Надпись выложили в Интернет, произошло достаточно бурное обсуждение, в результате автор съездил на Рыбачий и надпись убрал. Этим летом был на Кекурском мысу, убедился сам. Очень жаль, что еще долго не переведутся экологические уроды, с помощью баллончиков с краской метящие, как собаки, все места, которые им понравились. С собаками все нормально – запах выветрился – и все, как было. А вот краска - на десятилетия природу обезображивает :-(.
После пары попыток пойти на взлет остановились, чтобы перевести дух. Леша на месте поворачивает руль Патриота, раздается короткое «звяк» и на асфальт падает обломок болта крепления рулевого механизма. Второго болта, первый вырвало раньше. Утрачена гайка крепления тяги Панара, на болту слизана резьба, по креплению тяги Панара идет изрядная трещина. Вот он – результат езды на полном газу по буеракам. На поиски подходящих болтов, снятие и постановку рулевого механизма ушло больше двух часов. Пока мужчины приводили в чувство Патриота - Настя вышивала крестиком подарок Сергею ко дню рождения, а Егорка за неимением мячика задумчиво пинал по асфальту рулежки небольшой круглый камень.
На ночевку вставали уже в темноте на берегу озера, рядом с дорогой, прибрав от мусора рыбацкую стоянку.
7 день, 24 августа:
Ингозеро – Инга – Муна – Умба – Кандалакшский лабиринт.
Утро пасмурное, но палатки собрали по сухому. Идем по старым лесовозным дорогам, которых частично нет даже на 500 метровой карте. На дороге почти нет следов машин, зато медвежьих следов полно. Интрига дня – прохождение участка между давно заброшенными лесопунктами. Дорога все хуже, сильно заросла. До берега реки, на берегу которой видим угли старого рыбацкого костра, еще читаются следы УАЗика. После брода и разрушенного моста следов машин вообще нет. Судя по размерам деревьев, проросших в колее – последний раз по этой дороге ездили лет 40 назад. За пару часов проходим около пяти километров, постоянно увязая в болотах, уже 5 часов вечера, до места финального костра на берегу Белого моря остается больше 60 км лесовозных дорог и 100 км асфальта. Приходит понимание того, что на прохождение этого участка времени оставили явно недостаточно. Окончательное решение – пробиться здесь на следующий год. Мысль о том, что «Лапландия-ЖЕСТЬ'2011» состоится уже ни у кого сомнений не вызывает.
На ночевку на берегу моря встали в темноте. Финальный костер, обсуждение вариантов маршрута экспедиции следующего года. Прохладные вечер и утро к купанию в Белом море не располагали. Внезапно брызнувший дождь успел промочить палатки, собираемся по мокрому, теперь еще и палатку надо сушить при случае. Осматриваем неолитический лабиринт, которому почти 4000 лет. Собираем лагерь, прощаемся.
Экспедиция «Лапландия-ЖЕСТЬ» успешно завершена. Запланированный маршрут полностью пройти не удалось, было не легко. Я это предполагал и скомпоновал маршрут таким образом, чтобы при необходимости можно было сократить только связки между знаковыми участками маршрута. Все основные участки – «Затерянный мир», «Вершины Ловозерья» и «Умбозерский перевал» пройдены. Прохождение старых лесовозных дорог в районе Умбы оставлено на следующий год.
Выезжаем на асфальт и разъезжаемся по домам. Очередная экспедиция завершена, но поводов для печали нет – ведь каждый оборот колеса приближает нас к новой экспедиции :-)!

P.S.
Некоторые факты и выводы:
Экспедиция:
1. Распорядок дня экспедиции – пытались стартовать каждый день часов в 10 утра, но не получилось ни разу. Особо по этому поводу не напрягались – люди в отпуске, отдыхают :-).
2. Условия ночлега, за исключением одной ночи в гостинице – в палатках. Экипаж Луневых – на лежбище в Тойоте. Дождь различной степени интенсивности шел каждую ночь.
3. Быт участников экспедиции: в качестве кают-компании почти каждый вечер ставили большой кемпинговый шатер, в котором на газу (либо на костре) готовили пищу. На развлечения и прогулки времени не оставалось :-).
Трасса:
1. Описание трассы (качество дорог, степень бездорожности) – для водителей, не знакомых с Кольским бездорожьем, основная часть трассы – это экстрим. Наиболее серьезный фактор – большое количество камней, больших камней, особенно в болотах, когда зрительно трасса не читается. Дороги – старые лесовозные и геологические, разрушенные мосты, глубокие, каменистые броды.
2. Случаи на трассе (часто ли застревали машины, с какими препятствиями сталкивались) – все случаи застревания – в болотах и бродах.
3. Поведение техники в условиях трассы и климата – техника участниками была подготовлена хорошо, с учетом реального опыта предыдущих экспедиций на Кольском, в Новгородской, Московской, Архангельской областях и в Коми. Климат в конце лета на Кольском для джипов бывает критичен только в связи с дождями и очень высокой водой в бродах, либо с ранним снегом на вершинах гор.
Итоги:
1. «Потери»: кто-то отказался от последних этапов, кто-то сломался и т.п. – финишировали без потерь по техническим причинам, все неисправности незамедлительно устранялись либо на месте, либо в ближайшем дружественном сервисе (что немаловажно, если ты обратился за помощью вечером в пятницу и ремонт выполнялся почти до полуночи). В этом и есть одна из основных фишек, когда экспедицию организуют местные – времени на решение вопросов уходит в разы меньше, чем у приезжих.
Убытие Патруля Алексея Савина – не в счет, изначально оговаривалось, что Алексей и Сергей проедут ровно столько, сколько позволит госслужба.
2. Общие впечатления и итоги экспедиции – круто, обязательно повторим, возможно, еще более усложнить трассу, но без фанатизма :-).
3. Главные выводы и ошибки – экспедиция удалась, фатальных ошибок нет. В следующий раз буду более гибко планировать дневные перегоны с большим количеством вариантов ночевок (места ведь должны быть красивыми и не загаженными), не всегда хватает сил дотянуть до запланированного места ночевки, как бы ни хотелось. Участники так же сделают выводы из мелких недочетов в подготовке.
4. Планы на будущее – Лапландию-ЖЕСТЬ - продолжать :-)!



4 Comments

Страница 1 из 1

No comments have been made yet

Страница 1 из 1


Rambler's Top100